"Тони Эрдманн": обаятельная трагикомедия про смешного отца и серьезную дочь

Курьер стучит в дверь, ему открывает тучный пожилой мужчина и с недоуменным видом глядит на посылку. Подумав, мужчина говорит, что посылку заказал только что вышедший из тюрьмы брат и идет вглубь квартиры, якобы позвать непутевого родственника. Через минуту возвращается тот же человек, но в другой одежде и с вставными зубами. Посыльный, конечно, догадывается, что над ним подшучивают, а пожилой мужчина (его зовут Винфрид) смущенно говорит, что любит розыгрыши.

Так начинается первая за семь лет режиссерская работа Марен Аде, главный немецкий фильм этого года и одна из лучших картин Каннского кинфестиваля-2016, собственно, “Тони Эрдманн”.

 

 

Камера следует за главным героем в дом его бывшей жены, куда приезжает их дочь, Инес. Она работает бизнес-консультантом в Бухаресте, то есть помогает богатым предпринимателям принимать нелегкие решения: например, уволить несколько сотен рабочих. Инес успешна, вечно занята, формально приветлива, но все равно выглядит абсолютно несчастным человеком. Винфрид это замечает, но все попытки наладить контакт с дочерью натыкаются на стену отчуждения. Он даже летит вслед за ней в Бухарест, живет несколько дней в квартире дочери и пытается вывести ее на разговор по душам, но и здесь терпит поражение. В отчаянной (и последней) попытке пробить брешь в ледяной стене и наладить связь с Инес, Винфрид надевает пиджак с малиновым отливом, парик, кривые вставные зубы у него всегда под рукой, и перевоплощается в Тони Эрдманна – эксцентричного бизнес-консультанта, тренера и наставника.

Фильм Аде длиной почти три часа поначалу, конечно, сбивает с ног. Он достаточно прост по форме (линейное повествование, без флэшбеков) и ожидаемо лукав, когда дело касается содержания. В предыдущей работе режиссера – коварной драме про молодую пару “Страсть не знает преград” (оригинальное название гораздо тоньше – “Everyone Else”) уже было видно, что Марен Аде самым выдающимся образом умеет работать с такой хрупкой материей, как отношения между людьми. Тогда автор с большим размахом и достаточно откровенно высказалась на тему того, каково это вообще быть вдвоем. Но если в “Everyone Else” действие развивалось между двумя: мужчиной и женщиной, то в “Тони Эрдманн” Марен Аде, используя историю непростых отношений отца и дочери, между строк проговаривает достаточно серьезные вещи.

 

 

Образ Винфрида/Тони Эрдманна, по словам самой Аде, во многом основан на личности ее отца, тоже любившем разыгрывать друзей с помощью вставной челюсти, которую, кстати, дочка ему и подарила. Винфрид – забавный и стеснительный увалень, даром что пенсионного возраста, живет с собакой, ухаживает за старенькой мамой, преподает музыку на полставке, но в какой-то момент понимаешь, что розыгрыши и дурачества – его своеобразный и чуть ли не единственный надежный способ коммуникации с внешним миром. Если бы актер Петер Симонишек сыграл в своей жизни только одну роль Винфрида, этого уже было бы достаточно, чтобы войти в историю.

Инес – его полная противоположность: предсказуемая, рациональная, правильная. Она живет насыщенной жизнью, но это ширма, что понимает, кажется, и она сама. По факту же дочь Винфрида находится в чужой и бедной стране, консультирует неприятных людей и не в состоянии завести нормальную личную жизнь. Но, что самое важное, она разучилась полноценно коммуницировать с другими людьми. Общение с друзьями, служебный роман здесь заменены формальностями. У Сандры Хюллер отлично получается играть деловую холодность, смотреть на ее удивленно-напуганное выражение лица во время очередной выходки отца – одно удовольствие, плюс в фильме припасено несколько без малого гениальных моментов, которые держатся только на ней.

 

 

Винфрид пытается сказать дочери что-то важное о счастье и другом пути в жизни, а режиссер и сценарист Марен Аде сообщает нам, что в современном обществе у людей серьезные проблемы с общением. Ведь дело тут не только в Инес. Винфрид тоже общается, в основном, посредством шуточной вставной челюсти, и только, внедрившись с помощью своего альтер-эго в жизнь дочери, добивается определенных успехов.

Будь “Тони Эрдманн” трехчасовым фильмом про отчуждение, было бы не так интересно, но, во-первых, Аде мастерски чередует комичные и трагичные моменты. Причем, диапазон забавных ситуаций здесь варьируется от неудачных и стыдных до гомерически смешных (все как в жизни). Во-вторых, она периодически заходит на территорию остросоциального кино и местами “Тони Эрдманн” отдаленно напоминает фильм кого-нибудь из румынской новой волны. Кристиана Мунджиу, например (выход в середине ленты актера Влада Иванова еще больше усиливает этот эффект). Классовое неравенство в бедной стране иллюстрируется здесь ненавязчиво, но достаточно ясно: стена между богатыми европейцами, равнодушным бизнесом и обычными людьми на определенной минуте буквально попадает в кадр.

В то же время фильм Аде практически лишен амбиций. Видимо, это одна из причин, по которой картину проигнорировали в Каннах: при единогласном восторге критиков, жюри оставило “Тони Эрдманн” без наград. Фильм не стремится стать социальным высказыванием. Это, в первую очередь, история про отца, который пытается юмором разбудить в дочери человека. Здесь есть что сказать и про него, и про нее, но глубже всего зритель все-таки заглянет в себя.

 

 

 

Автор текста: Мирный Валерий

18.08.2017
Об этом проекте мы уже писали. Режиссер первого сезона "Настоящего детектива" и фильма "Безродные звери" Кэри Фукунага долго работал над экранизацией романа Стивена Кинга "Оно", но разругался с продюс...
Далее
17.08.2017
На дворе август, а значит пришла пора погадать на кофейной гуще насчет будущих номинантов на самую популярную кинопремию мира. Часть потенциальных претендентов на золотого болванчика уже вышла в прока...
Далее